NLamanova.ruСтатьи "О духовном пении" и "О духовном развитии"

вниз

«Письма о духовном развитии»

статья (не окончено)

1922 г. – 102 листа 

Машинопись, надписи на обложке и карандашные исправления в тексте – автографы.

Сброшюрованы в две тетради.

38, 87 – чертежи карандашом

 

ПИСЬМА О ДУХОВНОМ РАЗВИТИИ

 

 первое-второе-третье-четвёртое-пятое-шестое-седьмое-восьмое-девятое-десятое-одиннадцатое

 

Письмо первое

В наше время, под которым я разумею период с конца восемнадцатого века до наших дней, то есть со времён Великой Французской Революции и со времени широкого применения силы пара, а затем и электричества, больше, чем в какую-либо другую эпоху, мне думается, трудно найти человека мыслящего, чувствующего и рассуждающего, перед которым не стояли бы неотступной толпой множество вопросов, которые жизнь ставить на каждом шагу и на которые не находится таких ответов, которые, хоть сколько-нибудь, могли удовлетворить людей.

Мы все чувствуем, что мы живём не так, как надо, нам чего-то не хватает, нас не удовлетворяет то, что мы делаем и то, как мы делаем: мы чувствуем вокруг себя какую-то неправду, какую-то несправедливость и в то же время этой правды, этой справедливости, которых нам не хватает вокруг нас и которых мы ищем, мы сами не находим внутри себя: мы чувствуем, что нам нужно что-то другое, что нам нужны какие-то новые пути; но этих новых путей мы не находим, мы чувствуем, что они как будто здесь около нас, но мы их не видим. И перед нами все время стоит этот больной, не дающий покоя вопрос: «так что же нам делать?» И очевидно, что до тех пор, пока мы не сумеем разрешить этого мучительного ответа, до тех пор нам не найти душевного спокойствия и удовлетворения. Но не так просто, не так легко разрешить этот вопрос. Много людей, много выдающихся умов искало и ищет на него ответа, но пока еще его не нашли и найти не могут. Но ответ этот будет найден, я глубоко в это верю, и найден он будет, как результат общих усилий и исканий многих людей, а поэтому каждый человек обязан сделать в этом направлении все то, что он может, всё то, что в его силах, хотя бы это было само по себе и очень мало и очень незначительно: ведь даже и капля воды и та имеет значение, ибо и океан состоит из этих капель. Исходя из этого, я и хочу сделать в этом отношении то, что я могу, отнюдь не смущаясь тем, что я сделал и сделаю, может, и очень мало.

В течение своей жизни с самых юных лет и я задумывался над бесконечным рядом вопросов, как нам надо жить, как мы должны относиться к окружающим, к чему мы должны стремиться и т.д., которые в конце концов сводятся к одному вопросу: «так что же нам делать?»

Само собой разумеется, я смог бы дать такой же простой и ясный ответ: я прекрасно понимаю, что мне это не по силам, что этого сделать я не в состоянии: ведь какой глубиной мудрости для этого надо обладать. Но, очень много думая об этом и размышляя, внимательно, насколько это было для меня возможно, изучая жизнь, людей и самого себя, я пришёл к некоторым заключениям и выводам, которые, хотя быть может и в небольшой степени, но всё-таки дали мне возможность разобраться в некоторых вопросах, которые у меня появились, и таким образом найти кое-какие данные к тому, чем надо руководствоваться и как надо поступать в некоторых случаях нашей жизни, и ,поступая таким образом на деле, я имел возможность на опыте убедиться в том, что эти мои выводы и заключения имеют в себе жизненную правду, имеют некоторые основания и вот этим немногим, этой, может быть, каплей, мне и хочется поделиться с другими людьми: почем знать, может быть и это немногое сможет принести какую-нибудь пользу.

Понятно, что если я пишу, то передо мной невольно встаёт вопрос, к кому же я обращаю мои слова, кого хотел бы я видеть своим читателями. Прошу заметить, что я представляю собою тип среднего, обыкновенного человека, как по своему воспитанию, так и по своему образованию: то, что я окончил юридический факультет, само по себе это обстоятельство не даёт мне никаких особенных преимуществ перед людьми, не получившими высшего образования, ибо науками я занимался по столько, по скольку это было необходимо, чтобы окончить Университет, и, окончив его, я сейчас же поступил на службу в страховое общество и занялся чисто практической деятельностью. Вот таких же обыкновенных, средних людей я и хотел бы видеть своими читателями: для вас, казалось бы мне, должны быть близки и понятны те простые мысли и слова, которые я хочу высказать – мысли и слова такого же простого и обыкновенного человека, как вы сами, и я был бы счастлив , если бы этот мой труд в состоянии был бы дать хоть что-нибудь полезное и нужное для вашей души, если бы он помог вам найти ответы, хотя бы на очень немногие из тех вопросов, которые стоят перед каждым из вас.

Я хочу поделиться с вами моими мыслями, переживаниями и тем духовным опытом, который мне удалось приобрести в течение моей жизни, а вовсе не построить какую-нибудь новую систему; мне хочется, чтобы эти письма были простой дружеской беседой, а не каким-то сухим изложением теоретических изысканий, каким-то руководством: это совсем и ни в какой мере не входит в мои намерения. Вы же сами хорошенько проверьте в себе то, что мною будет сказано и вовсе, я вас об этом очень прошу, не берите всё это на веру, а возьмите себе и воспользуйтесь тем, с чем вы вполне согласитесь и что вы найдёте для себя вполне подходящим и приемлемым, ибо далеко не все то,  что годится и полезно для одного человека, будет полезно и пригодно для другого. Но я надеюсь, что среди моих мыслей, которые мною будут высказаны, вы найдёте некоторые общие положения, с которыми вы все согласитесь.

Я сказал «вы все согласитесь», но как надо понимать это «вы все», как – вы все без исключения, все до единого. Конечно, нет. Какое  бы ясное и безусловно правильное положение вы не высказывали, всегда найдутся люди, которые будут против него возражать и наоборот всегда найдутся люди, которые охотно поверят какой-нибудь небылице и будут защищать её со всем пылом своей души и с полной искренностью. Сколько раз вы имели возможность в этом убедиться в вашей жизни: немного только поищите в вашей памяти и вы найдёте сколько угодно тому примеров.

Не даром существует такой рассказ: два приятеля поспорили между собою, что, какое бы вздорное объявление ни напечатать, всегда найдутся люди, которые ему поверят. Спорили, спорили и решили проверить это на деле: напечатали объявление в газетах о том, что продается сушёная по новому способу икра разной раба для разведения ее в прудах и больших озёрах: карасей, лещей, карпий и т.п., цена такая-то, высылается наложным платежом по получении половины цены в качестве задатка. И шутники начали получать заказы.

Под словом все таким образом мы можем разуметь только подавляющее большинство, ибо вряд ли когда-нибудь нам удастся с вами высказать такую мысль, с которой все люди безусловно и сразу согласятся. Мне невольно здесь вспоминается следующий случай: как-то мне пришлось толковать с двумя инженерами о духовном прогрессе человечества: мои собеседники, как видите, были единого и того же круга и уровня образования. Я довольно подробно высказывал по этому вопросу свои взгляды: выслушав меня один из них заявил, что он всецело во всём со мной согласен, а другой не менее категорически тут же заявил, что он ни в чём со мной не может согласиться, что все мои взгляды и положения он считает безусловно неправильными. Вот насколько по-разному могут люди отнестись к одному и тому же предмету. Я об этом буду еще говорить в моих письмах и постараюсь доказать, что такое различное отношение людей к одному и тому же предмету или явлению не только вполне естественно, но даже иным и быть не может.

Также прошу вас хорошенько себе заметить, что я отнюдь не буду на себя сказать что-нибудь новое: никаких открытий я не сделал, напротив, я буду говорить лишь о таких вещах, которые мы все с вами знаем, которые стоят перед нами и которые, как будто, ничего нового для нас с вами представить не могут; но только я попробую подходить к этим вещам, подходить к разным вопросам несколько иными путями, с несколько иной точки зрения, чем мы с вами это делали до сих пор, и я думаю, что благодаря этому у нас получатся совсем иные результаты. Когда мы будем с вами рассматривать предмет с иной точки зрения, чем мы это делали до сих пор, то ведь весьма возможно, что он явится благодаря этому перед нами в новом освещении и мы увидим и заметим в нём такие стороны, такие его признаки, которых мы раньше не замечали, или, может быть, хотя и видели их, но не придавали им должного значения и благодаря этому предмет или явление получат в наших глазах совсем иной значение, они приобретут совсем иную цену. Мне вспоминается здесь басня: «Петух и жемчужное зерно». Петух дал оценку жемчужному зерну исключительно с точки зрения его съедобности и он был совершенно прав: жемчужными зёрнами, как бы они ни были красивы, не позавтракаешь; о приложив к жемчужному зерну иную оценку, иную точку зрения, мы конечно придём к тому выводу, что эта вещь далеко не пустая, а даже очень и очень стоящая и на которую мы с вами сумеем приобрести очень много завтраков и даже превкусных.

Но я должен сказать, что для меня было бы очень ценно услыхать и критическое отношение к моим взглядам, мыслям, выводам, а также и к моим приёмам подходить к предметам и явлениям: самому себе нельзя быть судьёй, и посторонний человек всегда скорее заметит и неправильности в суждениях и выводах и их возможную неполноту, а подчас и непоследовательность.

***

Итак перед нами стоит много разных вопросов и чем больше мы наминаем над ними задумываться, чем больше мы стараемся в разобраться, тем больше этих вопросов встаёт перед нами: из одного вопроса возникает другой, ряд одних вопросов вызывает попутно целый ряд других и таким образом из них получается какая-то бесконечная цепь, в которой мы не можем уловить начала и совершенно не видим конца, и мы чувствуем себя будто в тупике, из которого нет выхода. Что же нам тут делать? Как же нам тут разобраться в этом бесконечном ряде вопросов? Как нам тут выпутаться и выбраться из этого леса сомнений, в котором мы находимся и в котором мы всё больше и больше запутываемся? С чего нам по крайней мере начать? Я думаю, что выход может быть только один, единственный: мы изображаем из себя муху, которая попалась в паутину: чем больше она бьётся, чем она больше делает движений и бросается из стороны в сторону, тем больше она запутывается в паутине, тем больше она теряет сил и энергии, а вместе с тем и положение её становится всё безнадёжней и безнадёжней. Ясно, что и мы до тех пор не будем в состоянии разобраться в этой сети окружающих и теснящих нас вопросов, пока мы не найдём в своей душе достаточно сил и доброй воли для того, чтобы с возможно доступным для нас спокойствием начать приглядываться к тому, что нас окружает, и постепенно и последовательно начать разбираться в наших недоуменных вопросах, отнюдь не разбрасываясь и не бросаясь из одной стороны в другую, отнюдь не перескакивая от одного вопроса к другому. Сделать это, достигнуть этого, найти в себе это нужное спокойствие, развить в себе необходимую настойчивость и последовательность, конечно, очень трудно, но ведь без затраты труда и сил ничего нельзя достигнуть, с этим мы должны помириться, поэтому и не будем этим смущаться, не пожалеем для этого некоторого времени и труда в сознании того, что только такое спокойствие, только такая последовательность дадут нам возможность постепенно разбираться и находить ответы на те вопросы, которые в полной перепутанности между собой стоят перед нами.

Мне кажется, что это положение вполне ясно, и нет надобности его еще более доказывать и на нём останавливаться, а мы прямо перейдём к делу и постараемся решить, какой вопрос поставить нам на разрешение в первую очередь.

Я думаю, что будет вполне правильно и вполне последовательно, если мы поставим собо в первую очередь и постараемся разрешить такой вопрос: где таится и откуда проистекает источник нашей неудовлетворённости окружающим, в чём заключается причина нашего постоянного стремления к чему-то другому, к чему-то лучшему, чему-то гораздо более важному и для нас более необходимому, чем то, что мы имеем и чем мы живём. Эту неудовлетворённость, эти искания чего-то нового, чего-то другого, мы видим сейчас у множества людей и повсюду, а из этого нам приходится прийти к заключению, что эта неудовлетворённость и эти искания имеют широкое, общественное значение и поставленный нами вопрос нельзя рассматривать лишь с нашей личной точки зрения отдельного человека, а его надо поставить гораздо шире и постараться рассмотреть и разрешить его с общей человеческой точки зрения. Попробуем же это сделать, насколько это для нас возможно.

Если мы повнимательнее приглядимся к жизни человечества за все те с лишком семь тысяч лет , на протяжении которых нам известна его история, то мы увидим, что мы с вами живём в величайшую и необычайную эпоху в жизни человечества, подобной которой ему еще до сих пор не приходилось переживать: с применением в жизнь силы пара и электричества для людей открылись такие возможности и достижения, о которых прежде они могли только мечтать, как о чём-то недостижимом и недоступном; а вот теперь именно в наши дни это недоступное оказалось уже достигнутым. Ведь сказать бы нашим бабушкам и дедушкам, им, которые три, четыре дня ехали от Москвы до Петербурга, о том, что их внуки, сидя у себя дома в Москве, будут говорить о своих делах со своими знакомыми, находящимися в Петрограде, сказать бы им о том, что Петроград будет разговаривать с Парижем и Берлином, да разве могли бы они этому поверить? Результаты, которых достигло человечество благодаря применению пара и электричества поистине грандиозны: они в корне изменили те условия, в которых до этого жили люди, ибо в корне изменились условия работы и труда человека и способы сообщения и общения между людьми.

Я сказал: «в корне изменились условия жизни людей», да и действительно до нашей эпохи люди могли пользоваться своим личным трудом и трудом домашних животных, а ведь наши силы и силы этих животных так ограничены и так сравнительно ничтожны. Правда, люди пытались и раньше пользоваться силой ветра и водяной силой, но это было доступно для них в самой ограниченной степени, а теперь паровая машина, около которой вместе с паровыми котлами работает всего несколько человек, приводит в движение тысячи ткацких станков, десятки тысяч веретен. От какого количества труда освободились теперь люди, ибо громадное количество работы, которую они должны были производить сами, своими личными силами, за них делают теперь машины. Чтобы лучше себе это уяснить, возьмём для примера хотя бы всем известный громадный дом в Москве на Сретенском бульваре: в нём 5 этажей и он вмещает в себя 130 больших квартир: положим по 5 печей на квартиру, это составит 650 печей: сколько дров в зимнее время надо было при прежних условиях натаскать для отопления этого дома по всем этажам, скольким людям и сколько труда и времени надо было затратить, чтобы ежедневно вытопить эти 650 печей, а теперь достаточно одного, двух человек для того, чтобы затопить паровые котлы и отопить посредством центрального отопления весь этот огромный дом, да и труд этого человека уже более не требует такой затраты физической силы, ибо он главным образом сводится к наблюдению за правильным ходом топки и работой котлов. Таких примеров можно привести бесчисленное количество, вы видите их на каждом шагу. Но еще больших результатов достигли люди в способах сообщения между собой. Ранее вплоть до прошлого столетия на протяжении тех тысячелетий, в течение которых живут люди, у них была возможность передвигаться лишь пешком или на животных, а теперь мы имеем железные дороги, автомобили и наконец за последний десяток лет исполнилась заветная мечта человечества – люди стали летать по воздуху. Мы все в детстве заслушивались сказками, в которых рассказывалось о коврах-самолётах, а теперь летать по воздуху уже перестало было  сказкой – эта сказка стала действительностью. Сейчас уже совершаются перелеты через Атлантический Океан, а скорость полетов, кажется, превышает четь не 300 вёрст в час: чтобы совершить полёт из Москвы в Петроград понадобится теперь каких-нибудь два или три часа. То, что так недавно, всего лишь несколько лет тому назад казалось неосуществимой мечтой, теперь перешло в действительность, а за этот короткий десяток лет уже

Успело сделаться простым, обыкновенным делом. А в былое время люди по воде могли сообщаться между собою лишь при помощи парусов, весел или бичевой. Правда, паруса благодаря силе ветра давали возможность двигаться и большим кораблям, но ведь как медленно они двигались и для них нужен был попутный ветер: наступал штиль и паруса беспомощно висели на своих мачтах. А теперь благодаря паровым машинам громаднейшей силы, не только не нужно попутного ветра, но и никакой встречный ветер не страшен для тех гигантских пароходов, которые бороздят наши океаны по разным направлениям.

Но еще более крупных, еще более поразительных успехов достигло человечество по отношению к способам общения людей между собою: ведь теперь благодаря телефону и беспроволочному телеграфу при общении людей расстояния окончательно и бесповоротно более не существуют. Чувствуете ли вы это? Вполне ли вы прониклись значением того, что при обмене мыслей между людьми теперь более не существует ни времени, ни расстояний? Вдумайтесь в это поглубже и постарайтесь оценить, какое громадное значение должно иметь это обстоятельство для взаимных отношений людей между собою, для взаимного обмена мыслями, новыми идеями, добываемыми новыми знаниями; насколько это должно сблизить между собою отдельные народы, создать у них какие-то совершенно новые, общие интересы, разрушить те преграды и перегородки, которые стояли между ними. Не хватает подходящих слов, не хватает достаточной силы и ярких красок, чтобы воспроизвести такую картину, которая выявила бы в себе всё величие, всю грандиозность достигнутых человечеством в этом отношении результатов. Вы только представьте, сколько времени нужно было Екатерине Великой и Вольтеру для того, чтобы обменяться между собой своими мыслями, а теперь громадный пароход, который находится среди безбрежного океана, по беспроволочному телеграфу получает всякие известия и новости со всех концов земного шара и ежедневно издаёт газету для своих пассажиров, которые благодаря этому, находясь на тысячи вёрст от земли, не видя вокруг себя никого и ничего кроме воды и неба, уже не чувствуют себя больше оторванными от остального мира, от своих родных и близких, от других людей: они чувствуют свою полную с ними связь и единение.

Для более полной и яркой характеристики нашего века надо еще отметить следующую в высшей степени для него характерную черту: были и в прежнее время великие изобретения, для примера возьмём хотя бы книгопечатание, но люди добивались таких крупных изобретений и открытий лишь очень медленным и долгим путём, на расстоянии сотен лет, на расстоянии длительных продолжительных периодов, а теперь великие, новые открытия следуют одно за другим с головокружительной быстротой, одно опережает другое. Несколько последних десятков лет дали нам целый ряд открытий и изобретений и при том одно удивительнее другого: железные дороги, паровые суда, автомобили, телеграф, фотография, синематограф, фонограф, рентгеновские лучи, антидефтеритные и прочие прививки, электрическое освещение, газовые и электрические двигатели, телефон, беспроволочный телеграф, аеропланы, цеппелины… да право и перечислить нельзя всех тех достижений и поразительных завоеваний в самых различных областях, к которым пришло человечество за эти последний десятки лет.

Когда мысленно рисуешь себе эту картину, невольно охватывает душу чувство глубокого уважения и вместе с тем изумления перед той колоссальной работой, которую совершило человечество, той упорной настойчивостью, которую оно вложило в свой труд, той колоссальной энергией, которую оно затрачивало невольно преклоняясь перед всем этим и перед теми результатами, которых оно достигло, и приходишь к тому заключению, что человечество должно радоваться, ликовать и торжествовать благодаря достигнутым им результатам, что оно должно упиваться своими успехами, должно праздновать свои победы над окружающими его силами природы, которые она с каждым годом, чуть не с каждым днём, всё более и более покоряет и подчиняет себе. Казалось бы иначе и быть не может и быть не должно: век великих достижений должен быть и веком великого ликования.

Так казалось бы, а что же показывает нам наша действительность: как это ни удивительно, но мы не только не видим и не чувствуем среди людей этого ликования и торжества, которые должны бы наполнять их сердца: как это ни странно, их громадные достижения вовсе не дают им той радости, которая должна бы являться столько естественным результатом успехов, наоборот, мы видим в них какое-то чувство неудовлетворённости, как будто то, что они достигли еще далеко не все то, что им необходимо и что они стремятся к чему-то другому, гораздо более для них важному, более интересному, более высокому.

И вот если мы с вами поближе приглядимся к этим достижениям человечества, побольше и поглубже вдумаемся в существо того, о чём мы сейчас с вами говорили, то мы увидим, что всё это вполне естественно, вполне в порядке вещей и пожалуй мы должны будем с вами прийти к выводу, что иначе и быть и не может.

Все те достижения, о которых мы с вами говорили, все те поразительные успехи, которых достигло человечество и которые так особенно ярко выявились за последние годы, касаются главным образом и по преимуществу материальных условий нашего существования и быть, служат главным образом нашим материальным потребностям. А ведь человек состоит из души и тела, он имеет потребности и запросы физические и духовные, и он стремится удовлетворять как те, так и другие. Человек никогда не может удовольствоваться удовлетворением одних лишь своих физических и материальных потребностей, ибо это значило бы для него стать на одну ступень и сравняться с животными, а отсюда становится вполне понятной та неудовлетворённость, то искание чего-то другого, чего-то нового, которые мы ощущаем в себе самих и в других людях. Получив возможность широкого и полного удовлетворения наших материальных потребностей, мы тем сильнее, тем острее, хотя быть может и не отдавая себе в том полного и ясного отчёта, ощущаем недостаток в удовлетворении наших потребностей. Человечество много потрудилось и достигло громадных результатов в обеспечении себя в материальном отношении  и в улучшении внешних условий своей жизни и своего быта, по отношению же к духовному своему миру, к своему духовному существу оно сделало еще сравнительно очень и очень мало, а отсюда-то и происходит, это и является источником той неудовлетворённости, которую мы все ощущаем, и это искание чего-то другого, чего-то лучшего и более высокого. И несомненно, что человечеству предстоит теперь также  много, а может быть даже больше, трудиться и работать по отношению к своему духовному развитию и постепенному достижению удовлетворения своих духовных потребностей, которые гораздо шире, гораздо глубже и сложнее физических, а поэтому и удовлетворение их гораздо труднее.

Несомненно, что физические и материальные потребности  человека должны быть удовлетворены в первую очередь: это в порядке вещей и в этом каждый может убедиться на себе самом: наши физические потребности воспринимаются нами гораздо проще, яснее и отчётливее нежели духовные и они требуют своего удовлетворения даже помимо нашего сознания. С первых же дней своего существования ребенок вполне определенно ощущает чувство голода и настойчиво требует от своей матери, чтобы она его накормила, но духовный его мир находится в нём в это время еще только в зародыше и даёт себя чувствовать в самой малой и ничтожной степени. Так и взрослый человек стремится прежде всего удовлетворить  свои физические потребности, как наиболее простые, но в то же время наиболее насущные. Да это и вполне естественно: это каждый знает и чувствует по себе:  очень трудно для нас будет разбираться в наших внутренних переживания, страдая от голода;  вряд ли мы найдём в себе мужество вести спокойную и последовательную беседу с нашими друзьями о вопросах духовного развития, когда руки и ноги наши будут коченеть и застывать от холода. То же самое, что в данном случае применимо к отдельному человеку, применимо и ко всему человечеству, то есть человечество прежде всего должно было обеспечить себе материальные удобства и условия для своего существования. Теперь, когда эта первая задача в значительной степени достигнута, перед людьми встаёт вторая, следующая за первой задача в такой же мере достигнуть развития своего духновго мира и возможного удовлетворения своих духовных потребностей.

Нет никакого сомнения в том, что человечество много потрудилось не только над материальной, но и над духовной стороной своего существования: сколько великих людей, сколько великих умов работало с древнего времени и до наших дней в этом отношении, но только результаты, достигнутые в этом отношении человечеством в этом направлении еще сравнительно ничтожны: насколько велики и значительны результаты, достигнутые людьми по отношению к внешнему, материальному прогрессу, настолько они малы и ничтожны по отношению к духовному их росту и чем больше между ними разница, тем большая неудовлетворённость должна ощущаться среди людей. Да это и должно быть нам вполне понятно:  нам ведь недостаточно удовлетворить лишь одно чувство голода, но мы должны удовлетворить и чувство жажды: чем больше мы присытимся в особенности пряными и солёными кушаньями, тем острее мы будем чувствовать жажду, тем более это чувство жажды будет нам причинять страданий и требовать своего удовлетворения.

Я очень прошу  заметить, что все, что я говорю и буду говорить по отношению к духовной стороне человека, относится к общей и людской массе, а отнюдь не к отдельным людям: если я, например, говорю, что люди в двадцатом столетии стоят еще на низкой ступени духовного развития, то я говорю это лишь про людскую массу и этим нисколько не исключается, что среди этой массы всегда найдутся люди, которые стоят очень высоко в своём духовном развитии. Да и всегда во все времена и в глубокой древности мы видим людей, которые стояли на высочайших ступенях духовной силы и духовного совершенства, но это были лишь отдельные лица: это были как бы маяки, которые озаряли другим людям своим светом  их трудный и тёмный жизненный путь. Вам, конечно, ясно, что речь у нас идёт не об этих высоких и совершенных в духовном отношении людях, а о простом обыкновенном человеке: речь идёт о тех, кто чувствует себя, как и я себя чувствую, именно такими рядовыми и обыкновенными людьми.

Если вы готовы принять те положения, которые я высказал, и согласиться с ними, то дальнейший наш путь уже намечается сам собою: путем долгих и больших трудов и усилий человечество достигло блестящих материальных успехов , теперь ему предстоит быть может еще более потрудиться и позаботиться о духовной стороне своего существования, создать такую обстановку, в которой наше духовное существо могло бы успешно развиваться и найти для этого нужные и подходящие способы и пути. А так как каждый из нас представляет собою частицу этого человечества, то эта задача стоит перед каждым из нас.

С чего же нам начать. Об этом речь будет в следующем письме.

 

Письма второе-одиннадцатое - в процессе оцифровки. Статья будет пополняться по мере обработки рукописи.

Back to Top