NLamanova.ruОт Ламановой и о Ламановой

вниз

 

Интервью Надежды Петровны Ламановой в статье "Женщина в России глазами Элен Госе".

Статья опубликована во французском журнале "Женщина Франции" ("La femme de France") (№779, апрель 1930 г.)

Перевод на русский - В.Радвила.

 

Le femme en Russie vue par Hélène Gosset. La coquetterie moscovite.

Le femme en Russie vue par Hélène Gosset. La coquetterie moscovite.

В цикле статей "Женщина в России", в части "Московский шик", автор Элен Госе берёт интервью у Надежды Ламановой, обладательницы золотой медали международной выставки в Париже и руководительницы Государственного отдела по вопросам производства одежды.
Le femme en Russie vue par Hélène Gosset. La coquetterie moscovite.

Le femme en Russie vue par Hélène Gosset. La coquetterie moscovite.

В цикле статей "Женщина в России", в части "Московский шик", автор Элен Госе берёт интервью у Надежды Ламановой, обладательницы золотой медали международной выставки в Париже и руководительницы Государственного отдела по вопросам производства одежды.

 

В 1930 году во французском журнале «La femme de France» (Женщина Франции) был опубликован цикл статей «Женщина в России глазами Элен Госе», посвящённый новому укладу жизни женщин в Советской России. В 3-ей части цикла, «Московский шик», автор затрагивает тему моды в Советской России, в особенности – в Петербурге и Москве. Конечно же, гостья из Франции не могла не наведаться к основоположнице советской моды – Надежде Петровне Ламановой. Возглавлявшая на тот момент Государственный отдел, занимающийся вопросами производства одежды, Ламанова не только показала, как создаётся новая мода, но и дала небольшое интервью, которое Элен Госе привела в своей статье.

Этот материал обладает исключительной важностью, поскольку это единственное на настоящий момент обнаруженное интервью Ламановой, данное ею, более того, зарубежному изданию. В отличие от известных авторских публикаций Ламановой в Красной Ниве и Женском журнале, этот материал не лишён эмоциональности и жизненности, в нём автор описывает непринуждённое общение в первую очередь с человеком, а не сугубо профессионалом. Некототрые детали являют собой важные штрихи к характеру Надежды Петровны.

Также этот материал является авторитетным свидетельством тому, что Надежда Петровна Ламанова в своём творчестве советского периода действительно использовала самые неожиданные материалы, в этом случае – горох. Мы также узнаём, что помимо Красной Нивы и Женского журнала выкройки моделей платьев Ламановой публиковались в газете «Известия».

Наконец, очень интересна информация о занимаемой Надеждой Петровной в 1930-м году руководящей должности. Ранее данная информация в автобиографиях и иных биографических источниках не встречалась, поэтому требует дополнительной разработки и подтверждения.

 

ЖЕНЩИНА В РОССИИ

Глазами Элен Госе

III. Московский шик

<...>

Вопреки всему этому, в Советской России была создана своя мода, значительный вклад в появление которой внесла  Г-жа Ламанова.

Имя Надежды Ламановой* уже знакомо миру высокой моды Франции, ведь в 1925 году на Выставке декоративных и промышленных искусств она была награждена золотой медалью за коллекцию платьев, представленную в секции «Одежда». Более того, Надежда Ламанова - подруга Поля Пуаре. Именно она познакомила его с подлинными образцами древнерусского костюма, который восхитил и до глубины души потряс молодого кутюрье во время его первого путешествия в Россию. Ламанова и поныне черпает вдохновение в теме народного русского костюма. Я отправилась на встречу с ней. Сейчас Ламанова возглавляет Государственный отдел, занимающийся вопросами производства одежды**. Мастерские, которые она мне показала, модели одежды, которые создаются в них, позволили мне понять направление исканий этой женщины, обладающей  столь исключительным вкусом.

«Прежде всего», – сказала она, – «идёт линия, простая и прямая, поскольку именно она придаёт образу ощущение простора, свободы,  омолаживает. Затем идёт цвет, который подбирается для каждого человека в соответствии с тоном его кожи, цветом глаз или волос, адаптируется, если можно так сказать, под каждого конкретного человека. Цвет никоим образом не выбирается в соответствии с модой - своеобразной униформой, в которую так и норовят добровольно облачиться все женщины. В этом случае, я энергично борюсь со стадным чувством, присущим нашему полу, - добродушно говорит мне Ламанова,  - и, наконец-то, женщины начинают прислушиваться ко мне. Не существует абсолютной, «драконовской» моды, существует мода, которая должна красить женщину, прибегающую к «услугам» этой самой моды, это и есть её первостепенная задача. Мода должна «отвечать» на импульсы извне, меняться, чтобы соответсвовать потребностям каждой отдельной женщины».

Мы вместе прогуливаемся по просторным залам, где полным ходом идёт разработка летних моделей; в изобилии я вижу платья из грубых, тяжёлых тканей, из сурового шерстяного полотна, из несколько плотного, но невероятно воздушного шёлка – всё это домотканые материалы ручной, несколько примитивной работы. Н.П.Ламанова, находясь в Москве, руководит работой тысяч мастериц, которые живут в самых разных уголках огромной России; самые разнообразные работы успешно завершаются именно здесь. Кстати, Ламанова рассказывает мне несколько любопытных деталей о происхождении тех или иных работ, которые, как мне кажется, интересно упомянуть.

«Известно ли Вам, - говорит мне она, - что работы для нас выполняют женщины, проживающие в русских деревнях, носящих названия «Париж» и «Версаль»? Это – рабочие поселения, основанные ещё Екатериной Великой. Она пригласила в Россию французских вязальщиц, которые поселились в Оренбургской области, а те, в память о далёкой родине, давали своим новым местам проживания такие своеобразные названия. Именно в Оренбургской области по сей день вяжутся шали из пуха, волокна которого настолько тонкие и мягкие, что весь платок целиком может проскользнуть сквозь кольцо. Производство оренбургских шалей  является особым промыслом в нашей стране, а его появлением мы во многом обязаны вашей. Все наши мастерицы это хорошо знают, французские основоположницы не были нами забыты – можете в это поверить».

«Уровень мастерства наших мастериц-крестьянок – выдающийся, в этом можно убедиться, изучив многочисленные, богатые промыслы нашего прошлого; однажды достигнутый уровень совершенства заслуживает того, чтобы сохранить его. В наших пышных и роскошных вышивках, в трудоёмких ажурных плетениях можно до беконечности черпать идеи орнаментации. Я стараюсь поддерживать преобладание нашего национального духа в костюме, этой трогательной выразительности души нашего народа. Поглядите на эти вышитые блузки, которые я приготовила для себя на это лето:  очень люблю всё, что вдохновлено нашими традициями, и стараюсь подавать  пример другим. Дабы позволить каждому одеваться так элегантно, изящно и не тратить больших денег, я разработала серию выкроек (поскольку эти модели очень просты в изготовлении в умелых руках). Они, кроме того, доступны подписчикам газеты Известия. В них даны все чёткие указания и полезные советы для изготовления женской и детской одежды.

«А что это за симпатичный поясок?» - спрашиваю я. – В Москве можно найти такого рода плетёную декоративную отделку?

Пальцем я указываю на платье из шерсти красивого кремово-белого цвета, с длинными полосами из вшитых серебряных нитей, не мутнеющих от стирки; на левом плече платья и на поясе из витого шнура – очаровательная по цветовому решению вышивка жемчужинами с эффектом деграде: в ней сливаются маисовые и розовые оттенки, плавно перетекая из самых насыщенных в более бледные тона.

«Вы правильно подметили, что это очень симпатично, - с улыбкой отвечает Ламанова, - а я уверяю Вас, что это ещё и очень практично, ибо, если такой пояс достаточно велик, из него можно даже суп сварить!» Глядя на мой ошарашенный вид, Ламанова рассмеялась ещё больше. «Это маленькие горошины, которые я окрашивала и нашивала на ткань», - пояснила она наконец, - «сейчас в России мы испытываем нехватку многих декоративных материалов, и, чтобы как-то преодолеть эти сложности, приходится проявлять смекалку».

Бесспорно, Надежде Ламановой нельзя отказать в находчивости: вот и ещё одно доказательство тому, что женская изобретательность впредь не будет недооцениваться.

Перевод - В.Радвила

 

 * В оригинале автор допустил неточность в имени Надежды Ламановой и указал её как „E.-A. Lamanova“. Из текста, однако, становится понятно, что это не однофамилица и не сестра Екатерина, а именно Надежда Петровна, потому как автор упоминает такие общеизвестные факты её биографии как дружба с Полем Пауре, визит французского кутюрье в Москву в гости к Ламановой, где она познакомила его с русским костюмом, работа над новым, Советским костюмом и Гран-при на Международной выставке в Париже 1925-ого года. Возможно такая неточность была допущена в связи с тем, что иногда иностранцы переводят имя Надежды Петровны:  на английском – Hope Lamanova, а на французском, соответственно, Espoir Lamanova. ↑ наверх 

 ** Информация требует подтверждения, поскольку в автобиографии и иных биографических источниках, архивных документах не упоминается подобных должностей в 1930-м году. Надежда Петровна руководила государственной мастерской "Современный костюм" с 1919 по 1924 годы, однако в 1924 году эта мастерская, ввиду отсутствия государственных кредитов, была преобразована из государственной в кустарную. ↑ наверх 

 


Отрывок статьи на языке оригинала

LA FEMME EN RUSSIE

Vue par HÉLÈNE GOSSET

III. La coquetterie moscovite

<…>

Et en dehors de tout cela, la Russie crée une mode, oeuvre, en grande partie, de Mme Lamanova.

E.-A. Lamanova n'est pas une inconnue pour la haute couture française, car elle a obtenu une médaille d'or à la section de l'Habillement de l'Exposition des Arts décoratifs en 1925. C'est une amie de Paul Poiret, à qui elle fit connaître tous ses documents concernant les anciens costumes russes, qui enchantèrent et imprégnèrent le talent du jeune couturier à son premier voyage. Elle y puise encore d'heureuses inspirations, j’allai la voir et la trouvai installée maintenant à la tête du département d'Etat pour l'habillement. Les ateliers qu'elle me fit visiter, les modèles qui y sont exécutés me firent comprendre l'orientation des recherches de cette femme au goût si sûr.

« D'abord, me dit-elle, la ligne simple, droite parce que la plus dégagée et la plus rajeunissante et ensuite la couleur, qui pare chacune selon son teint, le reflet de ses yeux ou la nuance de sa chevelure, adaptée, si je puis dire, à la personnalité et non point la couleur à la mode, uniforme que toutes les femmes s'empressent de porter. Je lutte avec énergie, me dit-elle avec une grande douceur cependant, contre l'esprit moutonnier de notre sexe en pareil cas, et enfin voici que l'on commence à me comprendre. Il n'y a pas de mode absolue et draconienne, il y a une mode qui doit embellir la femme qui a recours à ses bons offices, et cela est obligatoire avant tout, dût-elle se trouver modifiée par le léger coup de pouce qui la rectifie selon les besoins de chacune. »

Nous faisons ensemble le tour des grandes salles; comme on prépare la saison d'été, j'y vois en abondance des robes en grosse toile, en lainage bourru, en soie d'aspect un peu épais, mais d'une invraisemblable légèreté ; ce sont des étoffes tissées à la main, au métier encore bien primitif dans quelque isba lointaine. E.-A. Lamanova dirige, de Moscou, le travail de milliers d'ouvrières vivant sur des points bien différents de cette immense Russie ; les travaux les plus divers aboutissent ici. Et à ce propos, elle me donne quelques détails piquants, que je crois intéressant de mentionner.

« Savez-vous, me dit-elle, que l'on travaille pour les femmes dans certains villages russes appelés Paris et Versailles ? Ce sont les restes de colonies travailleuses fondées par Catherine la Grande qui fit venir chez nous des tricoteuses françaises dirigées ensuite dans la province d'Orenbourg, et qui donnèrent à leurs habitations nouvelles les noms spéciaux en souvenir de leur lointaine patrie. C'est là que sont tricotés encore à l'heure actuelle ces châles en laine cachemire, dont le brin est si fin, aussi ténu qu'un cheveu et tellement souple que l'ouvrage entier peut glisser au travers d'un anneau : ils constituent un travail particulier à notre pays et cependant, vous le voyez, doivent beaucoup au vôtre. Toutes nos ouvrières le savent et les éducatrices françaises  ne sont point oubliées, vous pouvez le croire. »

« L'adresse de nos travailleuses paysannes est remarquable, on peut s'en rendre compte en examinant toute la riche production de notre passé; ayant atteint ce parfait maximum, il mérite de ne pas être abandonné. Dans nos lourdes et somptueuses broderies, dans les patients travaux ajourés, on peut à l'infini puiser toujours des idées d'ornementation ; je m'applique à maintenir la domination de notre esprit national dans le costume, c'est l'expression si touchante de notre âme populaire. Voyez ces blouses brodées que j'ai fait préparer pour moi, elles me serviront cet été, j'aime tout ce qui s'inspire de notre tradition et je tiens à donner l'exemple. Pour permettre à chacune de s'habiller aussi élégamment que possible, et à bon marché puisqu'ils sont facilement exécutables par des mains adroites, voyez cette collection de patrons que j'ai établis. Ils sont donnés en prime d'abonnement par le journal Izvestias et contiennent toutes les indications utiles et précises pour confectionner des vêtements de femmes, de petites filles et jeunes garçons.

— Et ceci, lui dis-je, qu'est-ce donc que cette jolie ceinture? Est-ce à Moscou que l'on trouve cette passementerie ?

Du doigt, je désigne une robe en lainage d'un beau blanc crémeux où des fils d'argent, qui ne se ternissent point au lavage, forment de larges rayures ; sur l'épaule gauche, en un motif brodé, autour de la taille en cordelière, des perles dégradées des tons maïs et roses mélangent joliment, du plus vif au plus pâle, leurs gais coloris dans un effet de tonalité charmante.

« Cela, dit-elle, vraiment vous trouvez que c'est joli, et je puis vous affirmer que c'est pratique, car lorsqu'on a assez de sa ceinture, on pourrait presque en faire un potage. » Elle rit plus fort en voyant mon air étonné. Ce sont des petits pois que je fais teindre et enfiler ensuite, me dit-elle. En Russie, présentement, nous manquons de bien des éléments et, pour y obvier, il faut être femme de ressources.

E.-A. Lamanova l'est certainement, voilà une preuve que l'ingéniosité féminine ne sera jamais prise au dépourvu.

Back to Top